Почему Гофштейн так раздражает?

Михаэль Бен-Ари
11/2015

Активисты организации ЛЕХАВА не являются бандитами или молодежью обочин общества. Они возвращают гордость

Есть у меня друг из Холона, которого зовут Шими. Он не из религиозного сионизма, но является сионистом в каждом из его мускулов, и у него сильные мускулы.

С Бенци Гофштейном он познакомился через меня. Это случилось, когда полгода назад он обратился ко мне — в надрывном крике — узнав, что дочь его друзей переехала жить с арабом в арабский населенный пункт в Самарии и разорвала связи со своей семьей.

Она молодая девушка, отслужившая в армии. На работе познакомилась с арабом старше ее на 13 лет. Он находится в Израиле незаконно, разведен, с 4 детьми, с уголовным прошлым, посудомойщик. А она запутавшаяся молодая девушка. И выясняется, что вновь «любовь победила».

Шими кричал, почти плача: «Что делать?» Как обычно в таких случаях, я сразу позвонил Гофштейну. Оказалось, что я не удивил Бенци» — он и его люди уже знакомы с этой историей и уже связались с девушкой. Чтобы не раскрывать личность девушки и методы действий, не буду детализировать.

Несколько дней назад мне стало известно, что после кропотливой и профессиональной работы люди «бандита» Гофштейна вернули девушку — по ее желанию — ее родителям и ее народу.

Люди со стадным чувством никогда не увидят разлом в своей среде. Любой плевок они объясняют дождем, любую ракету — мирным мессиджем, лишь бы не нарушилось их мнимое спокойствие.

Лишь тот, кто одарен лидерскими качествами, может идентифицировать процессы распада, предупредить о них и произвести перемены. Генерируемая Гофштейном революция раздражает два мировоззрения.

Первое — левые, те, для кого ассимиляция — это «свобода индивидуума», а борьба с ассимиляцией — это расизм.

Другие — патроны-покровители «иудаизма», из тех, что грубо критиковали Гофштейна и организацию ЛЕХАВА, протестовавших против свадьбы араба и еврейки. Бенци с кипой и бородой портит им имидж «красивого иудаизма», пошитого по прогрессивным либеральным меркам, под которые они пытаются подравняться. Они опасаются, что будут идентифицировать Гофштейна с ними; и поэтому вместо того, чтобы бороться катастрофой ассимиляции, они ругают Гофштейна. Как человек, знакомый с революцией, произведенной Гофштейном по всей Стране, я должен сказать его преследователям, что им есть от чего быть озабоченными. Серьезной работой, скромно и без финансовой поддержки Бенци укореняет заново еврейскую гордость, различие между евреями и другими народами. Это придает очень многим в каждом уголке Страны идентификацию и солидарность со своим народом и Страной. Речь идет об отличной молодежи — и не только молодежи — которая по всему Израилю с гордостью одевает футболки движения ЛЕХАВА с еврейской символикой, которая является колючкой в глазах «либеральных» левых, энергично действующих для затушевывания еврейской идентификации. С еврейскими мощью и естественностью движение ЛЕХАВА фронтально сталкивается с ассимиляцией и ассимилированными мит’явним и разбивает их дело. Бенци Гофштейн, как и другие лидеры, воевавшие против ассимиляции на протяжении поколений, преследуется и унижается, но его цель будет достигнута.

Перевод: Яков Халфин
Источник