הקפאת עזרה אלקין ושות

Михаэль Бен-Ари
05/2010

Вот уже несколько месяцев министр обороны Эхуд Барак пытается получить особую прибавку к бюджету для финансирования механизма замораживания. Это мощный аппарат подавления, функция коего распространить приказ на замораживание на всё, вплоть до балконов и окон в поселениях.
Снова и снова посылал Барак своих представителей и юридических советников на заседания Финансовой комиссии, чтобы потребовать утверждения специального финансирования, но политическая реальность не позволяла этого. Какое удовольствие было видеть, как представители Минобороны выходят с заседания Комиссии с миной разочарования после того, как члены коалиции в Финансовой комиссии снова и снова отвергали их требования, обуславливая их выполнение утверждением бюджетной добавки на компенсации пострадавшим от замораживания.
Эти маленькие победы я обычно сравнивал с мухами на носу Гулливера. Мощное, назойливое и упрямое гуденье, которое не сваливало его, даже не кусало, но могло сильно попортить жизнь.
Итак, до последней недели сцена финансовая комиссия была тем местом, где приказ о замораживании удостаивался критики и торможения, ему создавали некоторые затруднения – и в немалой степени благодаря членам коалиции, включившимся в такую деятельность. Обеспокоенные представители Барака очень нервно реагировали на это, снова и снова атакуя требуемую цель.
Но к величайшему сожалению, на этой неделе это случилось. Барак вышел с заседания Финансовой комиссии с улыбкой, сиропом разлитой по лицу, унося в клюве чек на четырнадцать миллионов шекелей – чтобы продолжать с энергией и при коалиционном финансировании деятельность по разрушению поселений в Иудее и Самарии.
Среди тех, кто поддержал утверждение этого разрушительного бюджета, был и председатель коалиции Зеэв Элькин, который ухитряется сидеть на двух исключающих друг друга стульях. С одной стороны, он со всех сил удерживает для Нетаниягу коалицию замораживания и разрушения, а с другой стороны, является председателем лобби за Землю Израиля. Вот такой двухцветный хамелеон, меняющий цвет в зависимости от того, на какую сцену он попадает.
И Мири Регев (Ликуд) проголосовала за. Ури Орбах воздержался. Прочие представители Ликуда и шасники не присутствовали, тем самым позволив прохождению бюджета, столь желанного Бараку.
Элькин, Орбах, Мири Регев, Цион Пиньян, представители ШАС и НДИ – это всё чемпионы разговоров о верности Земле Израиля и поселенчеству, но когда у них появилась реальная возможность, хотя бы символическая, нанести удар по легитимации ордеров о злодейском замораживании, они доказали, что позвоночник у них слабый и ломкий.
Элькин и Орбах уверены, что они благополучно выберутся из этого позорного голосования. Они продолжат совершать экскурсии с лобби за Землю Израиля, выступать со звонкими декларациями, состригая купоны в СМИ. Но в час испытаний они уж отыщут повод, чтобы снова смазать колёса ликудовского бульдозера.

(«Макор ришон» 14.05.10)

Перевод Фани Шифман